Вещественные доказательства перестанут исчезать в неизвестном направлении

06.06.2008
0
Команда СП

В середине июня Конституционный суд (КС) должен вынести решение о конфискованных в процессе уголовного расследования вещдоках. Если суд поддержит обращение заявителя, то предприниматели наконец смогут спать спокойно, не опасаясь за сохранность своего имущества, изъятого в качестве вещественных доказательств. А в случае его реализации смогут рассчитывать на адекватную стоимость своего товара.

Поводом для рассмотрения вопроса о конфискованном имуществе в КС послужило обращение предпринимателя, который приобрел в 2004 году вертолет BELL-407. Все бы было хорошо, однако в 2005 году Московско-Смоленская транспортная прокуратура возбудила уголовное дело о контрабанде, выяснив, что фирма, купившая вертолет за рубежом, многократно занизила сумму сделки. Хотя бизнесмен был официально признан добросовестным покупателем и к правонарушению не имел никакого отношения, вертолет был приобщен к делу в качестве вещественного доказательства. Впоследствии прокуратура передала вещдок на реализацию в Российский фонд федерального имущества (РФФИ), и вертолет был продан, а его владелец так и не получил никакой компенсации

Теперь истец оспаривает 82-ю статью УПК (часть 2, пункт 1, подпункт "в"), так как усматривает в ней нарушение 35-й статьи Конституции, гласящей, что никто не может быть лишен своего имущества без соответствующего возмещения иначе, чем по решению суда в состязательном процессе.

Сегодня, согласно действующему законодательству, существует около 30 норм административного и уголовного законодательства, являющихся основанием для конфискации, изъятия или ареста имущества в качестве вещественного доказательства. При этом сама процедура изъятия, хранения и реализации вещдоков прописана в законодательстве не совсем четко, это позволяет сотрудникам госорганов злоупотреблять своими полномочиями.

Как правило, изъятие или арест товара происходит на ранних стадиях расследования, еще до признания вины подозреваемых, без составления детальной описи и проведения оценки стоимости продукции. Решение о продаже имущества принимает следователь, а продажу его осуществляет РФФИ.

Опять-таки практика реализации вещественных доказательств показывает, что товар обычно продается по минимальным ценам, которые весьма далеки от рыночных. Поэтому, если суд признает обвиняемого собственника имущества невиновным, максимум, что он получит, - это вырученные от реализации его имущества деньги, которые просто несоизмеримы с материальной ценностью ранее принадлежащего ему товара. И это в лучшем случае. Бывают варианты, когда товар просто исчезал в неизвестном направлении. Как, например, и произошло в случае с предпринимателем, купившим вертолет. Кстати, стоимость вертолета BELL-407 оценивается на рынке около 1,5 миллиона долларов.

Согласно новому закону все имущество, признанное вещественным доказательством, отныне будет изыматься строго по описи, а решение о реализации вещественных доказательств будет принимать только суд. Кроме того, оценивать товар станут независимые оценщики, а чтобы у них не было соблазна злоупотреблять своими полномочиями, за умышленную и неадекватную оценку вещественных доказательств введена уголовная ответственность плюс штраф от 80 тысяч до полмиллиона рублей.

Источник: «Российская Бизнес-газета»

Оставить комментарий