История одной проверки

21.11.2006
0
Команда СП
  • Какие ошибки допускаются при общении с проверяющими?
  • Как избежать этих ошибок?
  • На что обращать внимание при найме адвоката?
Вениамин Гаврилов, эксперт журнала

История одной проверки

Опыт общения с милицией

опубликовано в журнале «Современный Предприниматель» №2 (ноябрь 2006 г.)

Проверка, о которой нам поведал один индивидуальный предприниматель, еще не закончилась, поэтому его имени мы не раскрываем. Скажем лишь, что это небольшая столичная фирма, занимающаяся изготовлением костюмов.

С чего все началось

Предприниматель: Вся история началась с ссоры с теперь уже бывшей лучшей подругой, которая подрабатывала в моей мастерской. Меня не устраивало ее халатное отношение к работе. В конце концов, мы с ней расстались. Увольнять ее не пришлось, так как вся работа выполнялась по договору подряда.

 

На следующий день она приехала в офис в 4.30 утра. В нем никого не было, но попасть в помещение она могла, поскольку у нее оставались ключи, выданные ей ранее. Охрана не знала о нашей размолвке, поэтому без проблем пропустила ее в офис.

Когда выставляла счета-фактуры, выделила в них НДС, но как «упрощенец» налог в бюджет не перечислила. Не знала, что так надо
Было вывезено все: компьютер, материалы, из которых изготавливались костюмы, швейные машины, записная книжка с клиентской базой. Но главное, она забрала бухгалтерские документы с 2003 по 2006 год. Сами понимаете, что грехи есть у каждого из нас. Я не профессиональный бухгалтер, поэтому знаю, что нарушения в любом случае имеются. Например, я отчитываюсь по «упрощенке». Когда выставляла счета-фактуры, выделяла в них НДС, но налог в бюджет не перечисляла. Просто не знала, что так надо. Это потом уже сказали, когда я восстанавливала документы.

Сергей Семешкин, генеральный директор юридической фирмы «Джей – компания»:

– Если вы решили расстаться со своим партнером, лучше, если он узнает об этом в последнюю очередь. Любое кадровое решение такого рода как увольнение либо расторжение договора подряда должно быть тщательно подготовлено. В описанной ситуации достаточно было сменить замки и, возможно, принять меры для охраны авторских прав на имеющиеся объекты интеллектуальной собственности. Некоторые используют следующий способ. Как только костюмы созданы, их фотографии вкладываются в конверт и отправляются себе же по почте. Пришедшее письмо открывать не надо. Это делается только в суде, когда возникает спор об авторстве. На конверте стоит штамп почтового отделения с датой отправки. С его помощью вы сможете доказать свой приоритет по созданию костюма, то есть то, что вы сделали его раньше кого-то.

Предприниматель: Далее со стороны «подруги» началось вымогательство. Вначале мое имущество было оценено в 1500 долларов, потом сумма возросла до 10 000 долларов. В течение месяца я пыталась с ней договориться, предупреждала, что это уголовное дело.

 

Если вы решили расстаться со своим работником, лучше, если он узнает об этом в последнюю очередь

Но меня не слушали. Наоборот, за это время она организовала свою фирму с тем же профилем деятельности, и вышла на рынок с демпинговой ценой. Помимо этого создала сайт, на котором разместила фотографии моих же работ, причем тех, что имеются и у меня на сайте. Фактически в Интернете сейчас два идентичных сайта, один из которых демпингует.

 

Сергей Семешкин:

– Единственная перспектива для предпринимателя в данном случае – привлечь «подругу» к ответственности за нарушение авторских прав. Но это возможно только после анализа охраноспособности тех объектов интеллектуальной собственности, которые были украдены. Доказать авторство костюмов можно двумя способами. Один из них – официальный: обращение в Российское авторское общество (в этом случае проводятся экспертизы и проч.). Другой, так сказать, кустарный, с привлечением всевозможных свидетелей. Например, если костюмы давались напрокат, можно связаться с заказчиком, который это подтвердит.

Предприниматель: Когда сумма выкупа выросла до 60 000 долларов, я уже не понимала, нужны ей деньги или она тянет время. Надо было действовать, и тогда я обратилась с заявлением в ОВД. Это было 2 сентября текущего года. В понедельник ее вызвали для дачи показаний. Видимо, испугавшись, она написала на меня заявление в УБЭП, выдав им документы и компьютер. Милиция в мельчайших подробностях узнала обо всей моей финансовой деятельности.

Сергей Семешкин:

– Возможно, если бы героиня обратилась в милицию как только обнаружила кражу (ст. 158 УК РФ) или когда «подруга» вымогала деньги (ст. 163 УК РФ), всего остального удалось бы избежать. По крайней мере, не было бы упущено время для обращения в милицию и проведения мероприятий по недопущению использования похищенного имущества.

Общение с УБЭП

 

Разговор с милицией свелся к вопросу: «Вы государственное учреждение или лавочка, которая собирает краденое?»

Предприниматель: Было неясно, на каком основании от постороннего человека в УБЭП приняли краденые документы. Я наняла адвоката. Он сразу же связался с представителями УБЭП, причем разговор с милицией свелся к вопросу: «Вы государственное учреждение или лавочка, которая собирает краденое?». Честно говоря, я бы так с проверяющими не разговаривала. Но он раньше тоже работал в милиции, поэтому я не стала возражать против его методов ведения дела. Нам ответили, что готовы вернуть документы.

 

 

В УБЭП я провела около пяти часов без возможности выйти из помещения, причем, общались со мной как с преступницей

Когда мы приехали, оказалось, что возвращать нам ничего не собираются. Наоборот, начался допрос. Меня обвинили в том, что никаких подрядчиков, договоры с которыми мне продемонстрировали, не было, и это – фиктивные контракты. По мнению милиционеров, я должна была платить налог не со своего вознаграждения, а с той суммы, которую перечислял клиент. То есть фактически мне предъявили обвинение, что я занималась обналичкой.

 

В милиции я провела около пяти часов без возможности выйти из помещения, причем, общались со мной как с преступником. Постоянно шло психологическое давление, вопросы сыпались один за другим. Меня «уличили» в больших заработках, которые я якобы скрываю от государства.

 

Данный адвокатом совет (подписать документы в обмен на отказ от претензий) считаю грубейшим нарушением интересов предпринимателя

Не выдержав, я поинтересовалась, когда мне вернут вещи. Мне ответили, что документы не являются моей собственностью, так как относятся к государственным взаимоотношениям, а затем предложили оформить выемку бумаг задним числом. Адвокат согласился, при условии, что милиция выдаст документ об отсутствии к нам претензий. Ведь фактически были нарушены правила выемки документов: не было составлено ни протокола, ни описи изымаемых бумаг (их копий)1. Документы были получены незаконным путем, поэтому использовать их в качестве доказательства УБЭП не вправе.

 

Сергей Семешкин:

– Такое ощущение, что общение с УБЭП проходило без адвоката. Никак иначе объяснить грубейшие нарушения в ходе дачи пояснений я не могу. Например, опрос должен длиться непрерывно не более трех часов; при защитнике милиция, как правило, разговаривает вежливо, если это, конечно, не «их» адвокат. К тому же считаю данный им клиенту совет (подписать документы в обмен на отказ от претензий) не только недопустимым, но и грубейшим нарушением интересов предпринимателя, так как фактическая легализация доказательств автоматически узаконивает и все последующие действия УБЭП. Кроме того, отсутствие претензий сегодня не означает отсутствие таковых в будущем.

 

Действия милиции не только парализовали мою работу, но и распугали всех заказчиков

Предприниматель: Потом мне подсунули бумагу с вопросами, которую я тоже должна была подписать. Она была без заголовка, просто в правом верхнем углу напечатано «по закону о милиции». На ней я указала, что сейчас не в состоянии понимать точность задаваемых мне вопросов и моих ответов. На это мне сказали, что им все равно, распишусь я или нет. Адвокат предупредил, что возможно на меня начнется давление. Вот сейчас ждем решения из УБЭП.

 

Действия милиции не только парализовали мою работу, но и распугали всех заказчиков и подрядчиков. Сейчас УБЭП начало проверять и клиентов. Я обзванивала каждого, извинялась, предупреждала, что возможно придет милиция. Естественно, после этого от сотрудничества со мною большинство отказывается.

Сергей Семешкин:

– Совершенно незачем было сообщать о проводимой проверке своим клиентам (если, конечно же, как утверждается, обналички не было). Как правило, встречная проверка контрагентов ограничивается запросом информации, касающейся хозяйственных связей с проверяемым (платежек, счетов-фактур и проч.), и не несет серьезной угрозы для добросовестного контрагента. К тому же, такая проверка вообще может не состояться. Так зачем раньше времени поднимать волну?

Предприниматель: Адвокат советует, что при возбуждении уголовного дела, надо идти в суд. Честно говоря, судиться с УБЭП как-то страшновато. Тем более, что для отчетности я уже через банк и налоговую восстановила все документы. Надо сказать, инспектор ко мне отнесся по-человечески, и посоветовал стоять на своем. То есть, что я выступала в качестве посредника, поэтому и налоги уплачивала с вознаграждения.

Сергей Семешкин:

– Непонятно, в какой суд, по какому иску и кому надо будет идти? В рамках уголовно-правовых отношений вопрос о том, идти или не идти в суд решает следствие. И клиенту не остается выбора.

Ответ из милиции

Откупившийся один раз предприниматель превращается в своеобразную кормушку для милиции, поэтому идти на компромиссы с ней не стоит

Предприниматель: Изначально заявление на «подругу» я подавала участковому. В нем написала, что украли документы и имущество вот на такую-то сумму. Из ОВД пришел ответ, которого я никак не ожидала. Такое ощущение, что милиционер получил некую сумму денег. В ответе было написано, что в связи с невыплатой вознаграждения бывшему сотруднику, она была вправе в счет своего вознаграждения изъять компьютер. О документах и материалах в ответе не сообщалось. В результате, прокуратура не увидела в действиях бывшей подруги состава преступления.

Сергей Семешкин:

– На мой взгляд, участковый при наличии полной информации о случившемся, должен был дать делу ход. Но я бы не стал столь категорично обвинять его в получении взятки, поскольку причиной отказа могла быть его недостаточная информированность или квалификация, своевременно восполнить которую и обязан был представитель потерпевшей. Вопрос же о невыплаченном вознаграждении должен решать гражданский суд по иску «подруги».

Александр Арутюнов, адвокат Московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры»:

– Надо было сразу написать заявление о краже, причем подавать не участковому, а в свое отделение милиции. Приносится два экземпляра, один из которых возвращается заявителю с пометкой о принятии. Если выяснится, что дело должен разбирать участковый, заявление ему перешлют. Это отнимает время, но подстрахует от произвола.

Предприниматель: Когда я показала ответ адвокату, он возмутился и написал жалобу на участкового. По его словам «подруга» попадала сразу под несколько статей Уголовного кодекса: кража, вымогательство, самоуправство и незаконное предпринимательство.

Мы поехали в прокуратуру, где все подробно рассказали. Сейчас и от них ждем ответа.

Сергей Семешкин:

– Под статью о незаконном предпринимательстве «подруга», на мой взгляд, не попадает, поскольку отсутствует состав преступления. Это возможно было бы, например, если она работала без свидетельства о регистрации. Статья о самоуправстве была бы применима только в том случае, если бы в рамках судебного, административного или иного порядка был подтвержден факт того, что «подруга» действительно совершила то, в чем ее обвиняют.

Юридическая консультация

Идти на компромиссы не советую
 

Александр Арутюнов,
адвокат Московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры»

Обычно с милицией договариваются следующим образом. Представьте, что следователь Иванов когда-то учился с адвокатом Петровым. Первый при общении осторожно рекомендует второго, вроде «есть один очень хороший специалист, который уж точно решит ваши проблемы», и дает телефон того самого Петрова. 

Некоторые клиенты пугаются таких рекомендаций, и правильно делают. Где, например, гарантия, что, получив деньги, следователь Иванов не передаст дело коллеге Сидорову? Кроме того, даже если все обходится благополучно, откупившийся один раз предприниматель превращается в своеобразную кормушку для милиции.

Например, к одному моему клиенту, занимающемуся оптовой и розничной торговлей одеждой на рынке, как-то пришли с проверкой. Он заплатил, а через месяц вернулись из того же управления, но другие милиционеры. Появились очень интересно. Перед ними забежала старушка, выбрала одежду на 16 000 рублей. Кассовый аппарат, как назло, сломался. Покупательница сказала, что сильно торопится, поэтому бизнесмен пошел ей навстречу и чек не пробил.

Старушка оказалась подставной, поэтому следом за ней зашла милиция. Начали пугать, что закроют склад на месяц, а потом вообще торговать не сможет. Чтобы этого не произошло, попросили 25 000 долларов.

Предприниматель отказался, слава богу, понял, что если заплатит снова, эти визиты никогда не прекратятся. Дело было передано в суд. В результате клиента оштрафовали, но по сравнению с суммой, которую запрашивала милиция, это были копейки1.


 1 По статье 14.5 КоАП РФ за продажу товара без кассового аппарата ПБОЮЛ могут оштрафовать на сумму от 3000 до 4000 рублей.

Оставить комментарий