Топ-5 судебных споров о необоснованной налоговой выгоде

11.04.2022
0
Споры между ФНС и предприятиями по необоснованной налоговой выгоде регулярно разрешаются в судебном порядке. Рассмотрим некоторые позиции судов по таким спорам применительно к основным налогам, уплачиваемым на общей системе и спецрежимах

НДС при выделении: требуются доказательства фиктивности

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа постановлением от 27.10.2021 № Ф04-6417/2021 по делу № А45-30753/2020 оставил в силе решения судов нижестоящих инстанций, поддержавших фирму в споре с ФНС о возмещении НДС по операциям с основным средством, что было передано в рамках реорганизации правопреемнику, который работал на УСН.

ФНС провела камералку фирмы по НДС за 2-й квартал 2018 года, а затем:

  • оштрафовала по п. 3 ст. 122 НК РФ, доначислила НДС и пени;
  • приняла решение об отказе в возмещении НДС в связи с занижением суммы налога, исчисленного с учетом восстановленного.

Налоговики посчитали, что фирма получила необоснованную выгоду в виде неисполнения обязанности по восстановлению принятого к вычету НДС в связи с тем, что она и ее правопреемник совершили согласованные действия по реорганизации — в форме выделения подконтрольного юрлица, применяющего УСН. Цель — обеспечение возмещения НДС из бюджета без дальнейшего восстановления и уплаты налога.

В соответствии с абз. 1 подп. 2 п. 3 ст. 170 НК РФ, суммы НДС, принятые к вычету по товарам (в том числе по ОС и НМА, имущественным правам) на основании норм гл. 21 НК РФ, подлежат восстановлению в случае дальнейшей эксплуатации таких товаров (и прочих указанных активов) в целях операций по п. 2 ст. 170 Кодекса. Под исключение попадают:

  • операции по подп. 1 п. 3 ст. 170 НК РФ;
  • случай, когда осуществляется передача ОС, НМА и иного имущества (имущественных право) правопреемнику при реорганизации юрлица.

В силу п. 8 ст. 162.1 НК РФ, в случае передачи правопреемнику товаров, при покупке которых суммы НДС были приняты реорганизованным юрлицом к вычету, соответствующие суммы не подлежат восстановлению и уплате в бюджет реорганизованной фирмой.

Фирма, получив доначисления и штраф, обратилась в арбитраж. Все инстанции поддержали ее — исходя из следующих соображений.

Фирма занималась строительством оздоровительного комплекса. Финансирование строительства происходило за счет займа от единственного ее учредителя. По итогам камералки за 1-й квартал 2017 года налоговики возместили фирме НДС по строительству комплекса. В феврале 2018 года единственный учредитель выделил из своей фирмы новую — которая стала работать на УСН «доходы». В мае фирма передала выделенному юрлицу построенный оздоровительный комплекс.

Инспекторы посчитали, что выделение было направлено исключительно на изменение режима налогообложения на УСН — при одновременной утрате обязанности по восстановлению ранее принятого к вычету НДС. Как следствие, фирма должна была, по мнению ФНС, восстановить и уплатить в бюджет НДС по операциям с основным средством — в виде оздоровительного комплекса, как раз на основании подп. 2 п. 3 ст. 170 НК РФ. Поскольку фирма этого не сделала, были осуществлены доначисления, выписан штраф.

Суды первой инстанции и апелляция учли, что положения НК РФ (в том числе ст. 170 Кодекса) не предусматривают обязанности реорганизованного лица восстановить в бюджет принятый им до этого к вычету НДС, если правопреемник перешел на УСН. А положения подп. 2 п. 3 ст. 170 НК РФ, на которые ссылалась ФНС, касаются, по мнению судов, только самих налогоплательщиков, что перешли на УСН, а не их правопреемников, впоследствии перешедших на упрощенку.

В результате, как указали суды, при реорганизации юрлица и передачи налогоплательщиком ОС, НМА и иного имущества правопреемнику налог по соответствующим активам, правомерно принятый налогоплательщиком к вычету при их покупке, не подлежит восстановлению и уплате в бюджет. Также суды учли, что ФНС не доказала того обстоятельства, что действительным экономическим смыслом реорганизации фирмы в форме выделения с образованием нового юрлица на упрощенке, являлось получение необоснованной налоговой выгоды. В частности, было установлено, что основанием для соответствующей реорганизации послужили:

  • деловая необходимость в разделении видов деятельности — на строительство, и на аренду и управление недвижимым имуществом;
  • расширение видов деятельности фирмы (развитие нового направления по оказанию оздоровительных услуг).

Соответственно, экономическим смыслом реорганизации фирмы явилось разделение видов деятельности, требующих наличия разного кадрового состава, разных методов ведения бизнеса. Совмещение в одной фирме выполнения строительных работ и оказания услуг населению, как показала фирма судам, нецелесообразно и проблематично в части работы с документами, заключения договоров с получателями услуг.

ФНС, в свою очередь, не привела веских контраргументов, не опровергла, что фирма и выделенное юрлицо ведут разные виды деятельности. Соответствующее разделение при этом было подтверждено сведениями по разделительному балансу. Налоговики не привели доказательств того, что после передачи оздоровительного комплекса выгодоприобретателем от его использования осталась фирма.

Судами также было установлено, что:

  • после реорганизации фирма и правопреемник вели независимую друг от друга хозяйственную деятельности, наняли разные штаты работников;
  • правопреемник, получая деньги от оказанных услуг и аренды, использовал их сам (в то время как фирма продолжала заниматься строительством).

ФНС также приводила довод о взаимозависимости участников сделок. Он был отклонен исходя из того, что сама по себе взаимозависимость не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Взаимозависимость имеет юридическое значение при налоговом контроле, только если доказано, что она используется участниками сделок в качестве инструмента для осуществления согласованных действий, которые не обусловлены разумными экономическими или иными причинами.

В данном случае доказательств влияния взаимозависимости фирмы и правопреемника на формирование источника для возмещения налога не было представлено. НДС был уплачен в бюджет в полном объеме, источник для возмещения был сформирован, ущерба бюджету не могло быть при возмещении НДС. Как следствие, подконтрольность фирмы и правопреемника одному и тому же лицу — единственному учредителю фирмы, по мнению судов, не могла рассматриваться как нарушение и недобросовестное поведение по формированию юрлиц.

Налоговики выпустили письмо - методичку, с разъяснениями о том, как будет проверять налогоплательщиков на необоснованную выгоду. Данное письмо адресовано нижестоящим налоговым инспекциям. Новые правила, в соответствии с которыми инспекции теперь будут обосновывать свою позицию в спорах с налогоплательщиками с учетом ст. 54.1 НК РФ, проанализировали эксперты «КонсультантПлюс» в аналитическом обзоре. Получите пробный доступ к системе бесплатно и переходите в материал.

Взаимозависимость — не помеха «дроблению»

Арбитражный суд Поволжского округа постановлением от 21.02.2022 по делу № А55-11590/2021, как и нижестоящие суды по данному делу, поддержал налогоплательщика в споре с ФНС о правомерности дробления бизнеса с последующим использованием спецрежимов образованным юрлицом.

По мнению налоговиков, фирма, осознавая, что с 2014 года перестает соответствовать критериям применения ЕНВД, задействовала схему минимизации налогообложения через дробление. В рамках данной схемы фирма — перейдя (по некоторым видам деятельности) на ОСНО, значительно снизила, как посчитала ФНС, свою налоговую нагрузку посредством занижения выручки, направленной на организацию, применяющую ЕНВД.

В свою очередь, организация на спецрежиме, как указали налоговики, не была самостоятельной, поскольку управление ее денежными средствами и средствами фирмы осуществлялось одними и теми же лицами. При этом, денежные средства, полученные от «спецрежимного» юрлица, получались фирмой в виде безвозмездной помощи на ее развитие.

Фирма, получив в свой адрес указанные доводы, как и начисления и штрафы от ФНС, успешно оспорила претензии в суде. Аргумент был таковым — имеет место не «дробление» бизнеса, а прекращение отдельной деятельности и формирование на базе фирмы нового юрлица, что является правом фирмы на выбор наиболее оптимальной формы предпринимательской деятельности. И не является при этом искажением данных о хозяйственной жизни.

Суды установили, что фирма имела длительные — с 2005 и 2007 годов, договоры с определенным контрагентом (на дилерскую реализацию японских автомобилей). В силу их содержания, фирма использовала и поставляла запчасти, аксессуары, а также масло для техобслуживания (если контрагент не давал согласия на иное). По согласованию с данным контрагентом фирма передала часть функций уполномоченного дилера (в частности, функций по не гарантийному ремонту, периодическому техобслуживанию, продаже запчастей) третьей стороне. Причем — в целях использования в ремонте неоригинальных запчастей, благодаря чему становилось возможным удешевление услуг и повышение их потребительской привлекательности.

Суды установили, что фирма и соответствующая третья сторона специализировалась на разных, не взаимосвязанных работах. Фирма — продавала автомобили, производила гарантийный ремонт, работала с государственными и муниципальными контрактами. Третья сторона занималась не попадающим под гарантию ремонтом, сервисным обслуживанием машин. У третьей стороны было много своих контрагентов — не только фирма, но и другие (и это подтвердила ФНС). Данная сторона получала экономический результат, не связанный, как посчитали суды, с уклонением от уплаты налогов.

ФНС указали на то, что сотрудники фирмы участвовали в работах, выполняемых третьей стороной — но суды не придали этому значения, отметив, что действующее законодательство не содержит запрета людям работать в нескольких фирмах. При этом, в штате и фирмы и третьей стороны были работники, выполнявшие должностные обязанности, которые соответствовали виду деятельности своего работодателя. Зарплату люди получали исходя из принадлежности к конкретной организации.

Фирма не оспаривала взаимозависимость с третьей стороной (были выявлены при этом также единые IP-адреса, несение фирмой затрат за третью сторону), однако, как отметили суды, данное обстоятельство само по себе не могло служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной. Определяющим фактором, как указали суды, являлись не столько взаимозависимость фирмы и третьей стороны, сколько реальность осуществления каждым хозяйствующим субъектом самостоятельной деятельности — в организационном, финансовом и иных аспектах. То, что IP-адреса были одинаковыми, было объяснено размещением компьютеров фирмы и третьей стороны в одном здании и их подключением к одному и тому же узлу связи. Сайт фирмы, к слову, не содержал каких-либо упоминаний о третьей стороне.

Дороговизна ОС — условие «слета» с упрощенки

Арбитражный суд Дальневосточного округа постановлением от 09.02.2022 по делу № А51-19252/2020 оставил в силе решения нижестоящих судов, поддержавших налоговиков по вопросу определения оснований для прекращения УСН в силу большой стоимости активов налогоплательщика.

ФНС провела выездную проверку фирмы за период с 2016 по 2018 годы. Было установлено, что в 1-м квартале 2017-года у предприятия был превышен предельный на тот момент по закону уровень остаточной стоимости ОС (150 млн. рублей). В связи с чем ФНС пришла к выводу об утрате права фирмы на УСН в соответствии с подп. 16 п. 3 ст. 346.12 НК РФ, и о необходимости пересчитать налоги так, как если бы предприятие работало на общей системе налогообложения (исчислить налог на прибыль, НДС, на имущество организаций). Были доначислены суммы по соответствующим налогам, пени, выписаны штрафы.

Фирма не смогла в судебном порядке отменить соответствующие финансовые санкции. Суд первой инстанции подтвердил правомерность признания ее «слетевшей» с УСН из-за превышения остаточной стоимости объектов ОС (главный из них у фирмы — торговый центр). При этом, было указано, что отражение в бухучете заниженной первоначальной стоимости таких объектов — что было выявлено на заседании суда, следовало трактовать как стремление фирмы к получению необоснованной налоговой выгоды. Апелляция поддержала решение, кассационная жалоба была отклонена.

Кассация при этом установила, что действия должностных лиц фирмы при определении первоначальной стоимости торгового центра (в учете отражено 122 млн. рублей, реальная стоимость должна была быть более 226 млн. рублей) были направлены исключительно на создание искусственных оснований для сохранения фирмой права на УСН путем занижения затрат, связанных с сооружением соответствующего объекта. В частности, были уплачены крупные суммы за выполнение подрядных работ (более 111 млн. рублей), за приобретение стройматериалов, оборудования (более 104 млн. рублей), за проведение проектных, инженерных и прочих работ (более 11 млн. рублей). Но первоначальная стоимость, зафикисрованная в учете, оказалась ниже суммарной величины таких затрат.

Все указанные составляющие, как решил суд, формируют первоначальную стоимость ОС, учитываемую при определении права на УСН. В договорах фирмы с подрядчиками не было указано, что стройматериалы были направлены именно на строительство торгового центра — но суду это было не важно, поскольку он получил иные доказательства использования данных материалов при возведении соответствующего объекта ОС. Фирма при этом не представила суду необходимую первичку, которая бы обосновывала отраженную в учете первоначальную стоимость торгового центра.

Недоимку найдут с кого взыскать

Бывает, что ФНС обоснованно доначисляет налоги, но испытывает сложности с их взысканием. Арбитражный суд Поволжского округа постановлением от 25.01.2022 по делу № А12-2386/2021 разрешил (как и нижестоящие суды) налоговикам взыскать недоимки фирмы с зависимых от нее юрлиц.

Фирма, по мнению ФНС, занижала доходы путем реализации продукции через несколько подконтрольных юрлиц, а также посредством заключения договоров с «однодневками». Списать доначисленное у налоговиков не получилось из-за отсутствия денежных средств на счетах должника, приставы взыскать ничего не смогли. ФНС инициировали банкротство фирмы через арбитраж. А затем — задействовали в порядке ст. 45 НК РФ процедуру взыскания задолженности с взаимозависимых юридических лиц.

Суды поддержали инициативу ФНС. В соответствии со ст. 45 НК РФ, налоговый орган вправе обратиться в арбитраж с заявлением о взыскании с юрлица долгов организации, которая признана в судебном порядке зависимой с ним. Было установлено, что фирма и несколько организаций занимались одними и теми же видами деятельности, являлись поставщиками одной и той же продукции, осуществляли производственную деятельность по одному и тому же адресу.

Одно из юрлиц арендовало то же имущество, что и фирма. При этом, в производственном процессе использовалось имущество, сосредоточенное у одних и тех же лиц. Работники одной из организаций ранее работали в фирме. При этом, их место работы, должность и руководитель не менялись, перевод носил формальный характер.

Суды, в итоге, установили, что в распоряжении зависимых от фирмы юрлиц оказалась имущественная база, за счет которой фирма должна была исполнить обязанности по уплате налогов.

Когда курсовая волатильность неважна

Арбитражный суд Волго-Вятского округа постановлением от 02.09.2021 по делу № А11-3752/2020 поддержал (как и нижестоящие суды) компанию в споре с ФНС о неправомерном, по мнению ведомства, учете отрицательной курсовой разницы при определении базы по налогу на прибыль.

Налоговики посчитали, что фирма фиктивно оформила допсоглашения — об изменении валюты займа, к договорам займа, заключенным с физлицом, что позволило увеличить внереализационные расходы за счет включения в них отрицательной курсовой разницы. ФНС доначислила налог на прибыль, обязала уплатить пени.

Суды не поддержали налоговиков. Первая инстанция пришла к выводу, что ФНС не доказала создания фирмой формального документооборота при заключении допсоглашений к договорам займа в целях получения необоснованной налоговой выгоды. Апелляция и кассация поддержали данную позицию.

Суды при этом отметили, что по итогам одного из налоговых периодов фирма учла в доходах положительную курсовую разницу — на сумму в несколько десятков миллионов рублей. Данное обстоятельство, как посчитали арбитражи, противоречило позиции ФНС о наличии у фирмы цели уменьшить базу по налогу на прибыль при заключении допсоглашений. Суды не посчитали значимым, опять же, факт взаимозависимости между заемщиком и фирмой.

ФНС не опровергла деловую цель заключения договоров займа, допсоглашений. Как и, в частности, не привели доказательств того, что налогоплательщик осведомлен об итоговом уменьшении базы по налогу на прибыль — с учетом всех положительных и отрицательных курсовых разница по операциям, связанным с возвратом займов.

Специализация: все виды систем налогообложения, бухотчетность, МСФО

Эксперт в сфере права, бухучета, финансов и налогообложения. Общий стаж профессиональной деятельности с 2007 года. За это время успешно работала на должностях налогового консультанта, заместителя главного бухгалтера, главного бухгалтера, финансового директора. Автор множества публикаций по практическому применению бухгалтерского, налогового и трудового законодательства для различных профессиональных электронных СМИ. С отличием окончила факультет управления и психологии Кубанского государственного университета и Адыгейский государственный университет по специальности «Бухгалтерский учет и аудит».

Посмотрите другие статьи и образцы документов раздела: Налоговые проверки
Оставить комментарий