Инспектор чувствует полную вседозволенность

14.08.2009
0
Команда СП

Алтайское краевое агентство новостей Алтапресс опубликовало размышления предпринимателя на тему взаимоотношений бизнесменов и налоговиков, а также причин, по которым малый бизнес вынужден прибегать к коррупционным предложениям, чтобы выжить. Мы публикуем эти весьма поучительные размышления целиком.

На днях было возбуждено еще одно уголовное дело в отношении высокопоставленного сотрудника налоговой инспекции. На этот раз в покушении на получение взятки в крупном размере подозревается начальник отдела выездных проверок ИФНС № 1 по Алтайскому краю. Свою точку зрения сегодня излагает учредитель группы предприятий "Старк" Людмила Замышляева, которая в составе правления Алтайского союза предпринимателей курирует тему взаимодействия бизнес-сообщества с налоговыми органами.

Лично у меня еще не было случая, чтобы налоговик посмел вымогать взятку. Но наше предприятие в рамках договора на техническое обслуживание ККТ осуществляет безвозмездную защиту своих клиентов от неправомерных действий налоговых инспекций. Поэтому могу сказать, что раньше сомнительные с точки зрения закона требования налоговиков встречались довольно часто.

Приведу пример. Более двух недель в Бийске "кошмарила" налоговая инспекция нашего клиента за отсутствие голограммы, угрожая штрафом в 40 тыс. рублей. Руководитель предприятия — женщина, она ночи не спала, переживала. На мое утверждение, что действия налоговиков незаконны и мы их легко оспорим в суде, я получила ответ от начальника отдела инспекции: "Ну, уж и попугать нельзя!" И дело закрыли.

Справедливости ради надо отметить, что таких случаев стало значительно меньше. Даже если и возникают какие-то неправомерные требования и вопросы к нашим клиентам, мы их решаем в большинстве случаев в досудебном порядке на уровне краевого УФНС.

Беда в том, что пришедший на проверку инспектор чувствует полную вседозволенность и безответственность. Налоговый кодекс РФ ему позволяет, например, запрашивать неограниченное количество копий документов. Есть консультация Минфина о правомерности запроса 153 тыс. (!) копий. У предприятия, чьи интересы я представляю, запросили примерно 10 тыс. копий. Вмешательство краевого УФНС сократило их количество в четыре раза.

Кроме того, проверяющему позволительно самостоятельно принимать решение о месте проведения выездной проверки. Если не понравились предоставленные условия, он заставит предприятие два месяца носить ему документы в инспекцию на проверку.

Еще контролеру позволительно давать свои оценки документам налогоплательщика: "Понагородили тут!" — сказала недавно проверяющая по фамилии Беэр-Третьякова при проверке предприятия, не разобравшись с обычным договором поручения. Им позволительно насчитывать умопомрачительные недоимки, штрафы только на основании своих домыслов, не соответствующих обстоятельствам дела. При этом размеры санкций могут превышать собственные оборотные средства предприятия в разы. Решила вышеуказанная дама, что не было реальных поступлений товара на предприятия, да так и написала в акте. А то, что по банку производилась оплата за этот товар, что он оприходован на предприятии и реализован покупателям, что есть транспортные документы, свидетельские показания и т. д., ей это не нужно и не интересно.

Такая тактика контролеров — основа для коррупции на малых предприятиях, которые не умеют себя защищать. Предприниматель решает: заплатить часть насчитанного инспектору и сохранить бизнес или просто обанкротиться. Но есть и другой выход: защита своих интересов в УФНС, в правоохранительных органах, в том числе и ФСБ, куда обратился бийский предприниматель. Можно и нужно обращаться в арбитражный суд, который в 75% случаев признает действия налоговиков неправомерными. Правда, рассчитывается за "труды" налоговиков государственная казна.

Я считаю, что прокуратуре надо ввести следующую практику: через суд взыскивать с контролеров деньги, выплаченные государством предпринимателям в результате неправомерных действий чиновников. Это была бы хорошая превентивная мера против коррупции и вседозволенности чиновников. Статья 1081 ГК РФ позволяет применить регресс к лицу, причинившему вред. В вышеназванных случаях вред наносится государственной казне, а кто ее защитит, кроме прокуратуры? Только я что-то не слышала о подобных прецедентах. Если обозначенная мною выше ситуация с претензиями сотрудника налоговой службы дойдет до суда, наш клиент однозначно выиграет, я обязательно буду инициировать в прокуратуре регресс к причинителям вреда.

Оставить комментарий